С Рождеством Христовым!



Силы Небесныя радуются,
и земля с человеки веселится!

Закончился сорокадневный Рождественский Пост, и, наконец, мы в нашем Крестовоздвиженском храме встретили Рождество Христово. Причастившиеся и радостные, начинаем праздновать.

А до того почти незаметно настал новый год. Хотя мы работали в поте лица своего, иногда нам удавалось выбираться из дому.





Доделав последний (увы, самый последний), а по счёту триста второй, нумер нашего журнала, аккурат первого января поехали в Зелик отдохнуть пару дней в праздничном городе.







А как приятно после долгой прогулки зайти в уютный “Мистель” и выпить там кофейку… Впрочем, кофеёк для Галины моей Романовны, а я решил побаловать себя кашасой.



Поздравляю вас всех, други мои, постившихся и не постившихся, с Рождеством Христовым! Желаю приятно и весело начать праздновать и веселиться!

На Святках найду время рассказать вам о нашей декабрьской поездке в Литву.

Мы же непрестанно вопием:
слава в Вышних Богу, и на земли мир,
в человецех благоволение.

Мост, усохни моя душенька!



Прознал я случаем про пуск Крымского Моста. И про первого железнодорожного пассажира. Ну, хоть мост и не из хрусталя, ан таки анженерной системы. И никак невозможно не вспомнить нетленку:

«— Мост, усохни моя душенька, мост! Маремьяна, Бросай квашню, корону сюды и пальто сюды. Я пойду пошшупаю. Бывает ещё оптический обман здрения.
Ах, ты! Явно, факт! Мост хрустальной. Хрустальной!
<…>
― Пожалте, Ваше Велико, и с супругой Вашей и с дочерью проехаться. Открыть движенье, так сказать. Bо!
― Хе-хе, я бы ничего…
― Ой, не полезу я на ету страсть! Да что я одичала, что ля? В реку еще сронют!»


Проздравляю всех причастных!

Barcelona – such a beautiful horizon (2)



Завершаю каталонский отчёт (см. первую часть здесь https://sezonoj.livejournal.com/96542.html). Сегодня будет меньше «букафф», чем в прошлый раз, поскольку приключений на обратном пути практически не было.

День пятый

План был таков: прогуляться до Борна, оттуда улочками-переулочками дойти до Рамблы, пройти насквозь базар и опять же переулочками двинуть в сторону Монжуика, забраться наверх, оборзеть обозреть город, спуститься и найти местечко для праздничного обеда в районе площади Испании.
Так и поступили. В Борне – районе, примыкающем к готическому, полно всего, но описывать не стану, в «интернат» сходите. В музей Пикассо и прочие платные места жаба нас не пустила, а вот поглазеть за просто так на развалины в т. н. культурном центре зашли – это то, чего не хватает нашему К-граду на месте развалин королевского замка.




И дале двинулись по закоулочкам…



… пока наша юбилярша не возжелала испить кофию с местными пышками, а они на Барселонщине на наши не похожи, типа колбасок, которые аборигены макают прям в кофий.




В конце концов, вышли на Рамблу и заглянули на базар Бокерия, тоже ведь средневековая достопримечательность.




Полюбуйтесь на цены на пресловутый окорок, то бишь, хамон-пернил.



После базара направились дальше, по пути ещё пару раз убедившись, что наша бесплатная карта, мягко говоря, несколько неточна. Путь был неблизкий, с передышками, типа вот такой.



И вот мы на еврейской горе Монжуик, с которой открывается вид на город, только, в отличие от парка Хуэй, не с севера, а с юга. Внизу же площадь Испании







На верхнем снимке в кадр попали вездесущие торговцы, впаривающие «пуговицы в разнос» по всей Барселоне, и под национальным дворцом-музеем тоже. А ниже центр площади (сверху он слабо виден).



Что дальше? А дальше я уже писал, сразу после возвращения. Щас скопирую.

Сегодня днём мы возвернулись из солнечной Барселоны, где отметили юбилей Галины моей Романовны kaweczka. Фотоотчёт скоро появится в жэжке, а пока вот сам торжественный момент. Кстати, сейчас у нас на столе такая же бутылочка Sangre de Toro, которой мы запивали паэлью в ресторанчике Mesón Mistral, на улице, названной в честь этого лауреата литературной нобельки.
А что это мы взяли не по бокалу, а целую бутылку? Так ведь шестого ноября родилась ещё и Татьяна моя Александровнаtats_cats, да и совсем нам не чужой дедушко Билл (Олд), в отличие от провансальского пиита ту самую премию таки не получивший.








Дома продолжили всякими вкусностями и с непременной местной кавой, которой аборигены весьма гордятся, мол, не хуже французской шипучки!

День шестой

В четверг Рамон повёз нас в Монсеррат – прославленный в веках бенедиктианский монастырь на одноимённой горе (в переводе – разрезанная гора), в полусотне вёрст от каталонской столицы. Примерно через час езды мы припарковались и пошли на станцию, откуда вверх ходит так называемая кремальера – зубчатая железная дорога. Монахи поселились в этих местах больше тысячи лет назад, но сейчас монастырский комплекс и окружающие его живописные места посещают не столь паломники, сколь туристы и невероятно шумные каталонские школьники.




Перед входом в базилику забавная голова какого-то известного скульптора. А внутри, над алтарём видно окошко, за которым расположена главная святыня монастыря – чёрная мадонна, исполняющая желания, особо помогающая бездетным парам завести потомство. Чтобы притронуться к Деве Марии Монсерратской и попросить её о помощи, желающие чуда стоят в долгой очереди.




Про монастырь и чёрную мадонну, если есть желание, читайте в википедиях, ну а мы продолжили путешествие подъёмом в гору, время от времени останавливаясь, дабы перевести дух и сделать снимки.





Г. Р. сфотала нас с Рамоном.



Ещё три фото.







После обеда в местном заведении, спустились на кремальере и вернулись «домой». Но на этом наша программа на четверг не завершилась, вечером Рамон с Мартой повели нас на сбор квартального комитета активистов сепаратистского движения. Галина Романовна рассказала о смешном расположении нашего полуэксклава, а потом пошли вопросы о том, как же удалось без серьёзных конфликтов разделиться, казавшемуся незыблемым Советскому Союзу и т. п. Ну, мы не политологи, рассказали лишь о том, что сами пережили. Кстати, были вопросы и о том, насколько в России освещается положение в Каталонии, на что Г. Р. ответила, мол, когда вялотекущие беспорядки перерастают в стычки с омоном, поджоги и прочее, у нас, вроде, показывают и рассказывают, а в другое время россиянам их проблемы по барабану. Тут борцы за независимость от навсегда ненавистной Испании оживились, типа, мало мы жжём, нужно больше.



Потом нам вручили каталонский флаг и вежливо распрощались, оставшись обсуждать свои насущные дела, ведь оставалось всего три дня до выборов в испанский парламент.

День седьмой

С утра дошли до моря и прогулялись в Барселонету.







На обратном пути несколько отклонились направо и увидали триумфальную арку, впрочем, никаким победам не посвящённую, а построенную в позапрошлом веке по случаю всемирной выставки.



Вечером же снова направились к Монжуику, точнее к его подножью, где расположен знаменитый цветомузыкальный «волшебный фонтан». Описывать часовое представление не стану, в интернате немало фоток и видео. Скажу лишь, что начитается оно с песни тридцатилетней давности, строчка из которой вынесена в заголовок.

I had this perfect dream.
Un sueno me envolvio.

Невозможно не узнать нетленку Фаруха Булсары-Меркурьева и Монсеррат (Да! Своё имя великая певица получила в честь той самой чёрной мадонны) Кабалье-Кобылиной. А потом пошли другие нетленки. Короче, все песенки первой части (по куплету) из 60-х годов, я в этой угадайке признал, и почти все из 70-х и кое-что из 80-х. Потом сложнее…
Увы, ночью снимать мы не умеем.




День осьмой, последний

В последней прогулке по закоулкам встретился магазинчик со знакомым каждому школьнику названием.



Вечером в почти полностью русскоязычном самолёте полетели в Варшаву (впереди нас сидело белорусское семейство).



Далее всё по плану. Автобусом из аэропорта на станцию Модлин. Оттель поездом (Г. Р. впервые вкусила прелести скидки для сеньоров, а я уже второй год пользуюсь) на Заходню, забитую русскоязычными украинцами, ждущими ночных автобуса на обоих вокзалах, где уже и объявления по-русски сделаны, и даже по-украински. В третьем часу ночи дождались нашего автобуса и поехали в Эльблонг, а оттуда домой. Прибыли в 12 часов дня, через восемь с лишним суток после отъезда.

Под конец, несколько замечаний и выводов
1. Неделю на одном месте вполне можно провести.
2. Хорошо отдыхать там, где друзья могут принять и помочь.
3. В Барселоне всё, кроме вина, дорого. Даже фрукты, которые там растут, не говоря уже о картохе (от 99 центов до пяти евро – то есть от 70 до 350 рублей за кило).
4. Еда вкусная. Вино тоже.
5. Не нужно ничего покупать в многочисленных маленьких круглосуточных лавках.
6. Последовав заранее прочитанным советам, купили проездной на десять поездок всего за 10,5 евро. Эти поездки обошлись бы нам более чем в 20, если оплачивать каждую отдельно.
7. Бесплатные карты, раздаваемые в информационных центрах не всегда точны и недостаточно крупны. Наверное, нужно бороться с жабой и покупать.
8. Очень много русскоязычных туристов, в основном, семейных с дитями. Больше даже, чем китайцев и поляков. Думаю, это из-за школьных каникул.
9. «Меньше букафф» не вышло.

В награду за прочтение – та самая песенка про Барселону



Тридцать лет и ещё три года

Чтоб не писать одно и то же, просто копирую отрывок из прошлогодней записи.

Начался Рождественский Пост, ну а ему предшествовало, как обычно, отмечание очередной, уже 32-й годовщины нашего с Галиной Романовной вступления в, так сказать, законный брак. Почему мы её отмечаем загодя, я каждый год об этом пишу, так что тех, кто в танке отошлю (вздрагивать не нужно) к прошлогодней записи, а лучше к более круглой жемчужной https://sezonoj.livejournal.com/2016/12/06/ или же серебряной годовщине https://sezonoj.livejournal.com/23944.html.

Вот только на этот раз мы наши скоромные запасы до поста схомячить не успели (после возвращения из Барселонщины, Г. Р. на несколько дней в Москву слетала), так что порешили мы не отмечать 33-летие совместной жизни ужином в соседнем «Пингвине» «Асадо», а просто слопать всё, что в наших силах дома. Ну а в кафешку забежали только кофейку попить. Или глинтвейну. Жаль, фотографические аппараты при освещении резкость плохо настраивают, ну, уж как есть.





Это было позавчера, поскольку вчера середа случилась, ещё не пост, но день постный, так что поехали отдохнуть в Зелик, отдохнуть после сложной недели (каждый день с 9 утра до 3 ночи работали над номером), погулять, винца выпить. А на прогулке обнаружили, что пляж на несколько саженей увеличился. Мелочь, а приятно.



Вторая часть каталонского отчёта скоро выйдет. А сейчас проздравляю всех православных христиан с началом Рождественского Поста! Как говорится, постимся постом приятным!

Barcelona – such a beautiful horizon (1)



После двух вводных записей о юбилее и скальпеле, приступаю к описанию нашего барселонского вояжа. Но, сами разумеете, что и эта поездка не могла обойтись без «трудностей унд опасностей», как всегда, подстерегавших нас в братской Польше. Так что без описания многотрудной дороги писать о Барселоне никак не можно.
Приступаю. И предупреждаю, что нынче будет «много букафф». И фоток тоже.

В Барселону, ясен перец, лететь выгоднее всего из Варшавы, вернее, из варшавского аэропорта Модлин. а до Варшавы надобно добираться через Эльбинг-Эльблонг и Мариенбург-Мальборк. Прямой автобус от нас в Варшаву приезжает уже после вылета самолёта, и будет потерян день, что при нашем графике работы никак не позволительно. Так что выехали мы 2-го ноября, в субботу, из столицы Калининградщины самым ранним автобусом, размышляя о том, что же мы будем делать часа полтора в Эльблонге, поджидая поезд на Мальборк. И вот те нате – хрен в томате! На границе, по лености и нерадивости польских досмотрщиков мы проторчали лишних часа полтора, а до того ещё минут двадцать на российской таможне. Ведь именно в субботу начались школьные вакации в России, а накануне в Польше был День Всех Святых (ессно, нерабочий), совмещённый с днём усопших, когда вся Польша едет на могилы предков и происходит всеобщий транспортный коллапс.
Короче, влипли по самые не хочу.

Автобус прибыл в Эльбинг минут через 20 после отправления местного поезда. И до отхода нужного нам скорого из Мальборка в Модлин оставалось меньше получаса. На него никак не успеть.
Кто виноват? Что делать? Узнали, однако, что через пару часов из Мальборка пойдёт тот самый суперпупер экспресс-интерсити-премиум, которым мы год назад езживали из Мальборка в Краков https://sezonoj.livejournal.com/90182.html и обратно из Катовице на север.
В кассе отсоветовали ехать следующим местным поездом, прибывающим в Мальборк за несколько минут до экспресса, мол, зуб даём, точно опоздает. Хоть жаба давила сильно, пошли сдаваться на стоянку таксувок. За полчаса водила доставил нас на мальборкский вокзал. Жаба задавила ещё сильнее, когда выяснилось, что билеты стоят не просто дорого, а запредельно дорого – на суперпупере отнюдь не важно, сколько ты на нём едешь, полсотни вёрст или полтыщи, цена билета фиксирована. Подкрепивши силы, сели в экспресс – местный бичевоз к его отправлению так и не пришёл, умудрившись опоздать даже на 30-километровой дистанции, о чём нас и предупреждали – и пулей помчались в Варшаву, пролетев, кстати, мимо Модлина. Вышли на Всходней, дождались поезда (Г. Р. мудро сбегала в ближайший склеп за снедью и запить), неспешно доехали до Модлина, оттель автобусом таки добрались до лотниски и упорхнули из холодной Полонии в столицу Каталонии.
Прилетели минут на двадцать раньше срока. Уже вечер, но +20. Нашли пригородный, идущий до нашей станции поезд, доехали, не без приключений выбрались из-под земли в компании местных тёток, вызвавших подмогу с воли, и дошли до нужного нам места, не преминув взять винишка в одной из многочисленных круглосуточных лавок.

Итого, за субботу у нас случилось осемь поездок и семь пересадок.
1. такси дом – автовокзал
2. автобус К-град – Эльблонг
3. такси Эльблонг – Мальборк
4. поезд Мальборк – Варшава Всходня
5. поезд Всходня – Модлин
6. автобус Модлин – Аэропорт
7. самолёт Варшава Модлин – Барселона
8. поезд аэропорт – Барселона

Хоть мы и перенервничали на границе, да жаба давила (переплатили за такси, EIP и дорогу от Варшавы до аэропорта почти 300 злотиков – это пять тыщ нашими, больше половины моей месячной пензии!), но увидев нашего радушного хозяина Рамона, успокоились, ну, поговорили, выпили по стаканчику другому, да и спать! Я же всю предыдущую ночь не спал, срочные дела доделывал.

День второй. 3 ноября. Воскресенье

Проснувшись, распахнули деревянные ставни (шторы каталонцы не признают), выглянули из окна. Благодать!




Кстати, вот наша комната, в которой я жил ещё в уже далёком 2004-м году. Тогда я и назвал эту комнату «музейной».



Вообще-то весь дом принадлежал Неуш, супруге Рамона, унаследовавшей эту семейную недвижимость от родительницы, портрет которой висит на стене. Все этажи сдаются, окромя верхнего, шестого по нашему счёту, но четвёртого по местному исчислению (хотя иногда наш третий этаж называют принсипаль, то бишь, главный, и первым этажом называют не третий, а четвёртый), который Рамон, проживающий неподалёку, оставил себе для разных нужд. Сейчас там у него размещается архив-библиотека, кабинет, гостиная, кухня, два санузла и три спальни, в одной из которых, музейной, назначенной для почётных гостей, мы поселились, а в одной из других живёт местная эсперантистка Марта, так сказать, смотрящая. За домом и этажом.
Расположен дом потрясающе – в центральном районе Эшампле, на улице Жирона, всего в полуверсте от знаменитого дома Бальо на перекрёстке Паседж де Грасия и Араго. Пятнадцать лет назад я кажный день проходил мимо этого замысловато-кособокого строения Гауди, и на этот раз мы частенько шли мимо него. Почему мимо? Так опять же жаба. 25 евро с носа. И ждать в очереди не меньше часа. Короче, гуглите, или зайдите в википедию и читайте про Casa Batlló там.



Обычно, дойдя до хазы Бальо, мы cворачивали по Пасечу (аборигены тут почти все окончания «s» произносят примерно как наше «щ», похоже на «ш» у португезов в конце слов) на юг, и шли вниз к площади Каталонии (Plaça de Catalunya). Здесь пару недель назад местные сепаратисты учинили очередные беспорядки, к нашему счастью, временно превратившиеся.



В воскресенье мы от площади перешли на бульвар Рамбла, делящий пополам Старый Город, и спустились по нему к колонне Колумба.




А через какую-то сотню шагов от колонны море. Средиземное.





Нагуляв изрядный аппетит (каждый день гуляли по 10-15 вёрст, да ещё по неровной местности – город расположен между морем и горами), мы стали озираться «в рассуждении чего бы покушать». Но на Рамбле, как известно каждому школьнику, обедают только самые глупые туристы, и поплутав в старых улочках, где было больше восточных заведений, чем европейских, наконец, зашли в заведенье Puerte Europa, что на Сепульведе, совсем рядом с универом, выбрав его из прочих и за русское меню на улице – да, нормальное меню, видать, его какой-то русский студент за харчи написал, не то что свиная свинина под утюгом из предыдущей записи. А ещё зашли мы, увидав, что там едят не китайцы с поляками, а местные, в том числе и довольно престарелые.
Мы отважились заказать сковороду смешанной (морепродукты и мясо) паэльи «На двоих», в ожидании которой, потягивали принесённый компотик Сангрия из полулитровых фужеров.



Принесли паэлью. Много. Тут я с первой порцией, взятой со сковороды.



А всего таких порций я схомячил четыре, периодически накладывая добавку со сковороды. Даже Галина Романовна, проникшись значением момента, пару порций осилила. Конечно, хватило бы нам на двоих одной малой сковородки, но начинать, так начинать. И, наконец, сковорода начала пустеть. (На фото она кажется небольшой, но заметить извольте, что диаметр её никак не меньше двух ложек, думаю, пол-аршина, не меньше.)



Часа через полтора мы встали из-за стола и очень неспешно направились в сторону дома. К возвращению и темнеть стало. Конечно же, ужинать мы никуда не пошли. И ни разу за всё время не ужинали в заведениях, а вечеряли дома, в основном, фруктами и сырами. И пили вино – обычно бутылку Sangre de Toro на двоих (4 евро) и мне бонусом литровый пакет Don Simon (1,45 евро – хотя можно купить литр и за 99 центов, я за дешевизной не гнался).

Хвалёный хамон, известный в Каталонии как пернил, мы купили лишь раз, в понедельник, но, друзья мои, окорок, пусть и вяленый, следует резать потолще. С палец толщиной. Вот это будет хамон по-расейски, а так баловство одно, а не еда. Так что, вот мой совет картодорам – не смешите мои тапочки, кончайте заморачиваться, выбрасывайте свои хамонеры, точите ножи и режьте пернил никак не тоньше, чем хлеб режете. Ежели чего недопоняли, сгоняйте в Малороссию и гляньте, как там сало режут. Вот это будет не хамон, а хамонище!

День третий

Ну, Хамон хамоном, точнее, пернил пернилом, но главная достопримечательность каталонской столицы это храм Святого Семейства, он же самый известный долгострой в мире, возведение коего началось ещё в 1882-м, то бишь 137 годиков назад. Не мне рассказывать вам об этом творении Гауди, погуглите и найдёте всё, что желаете. И не нам его фотографировать, поскольку обычный фотоаппарат тут не катит, нужен вертолёт, или хотя бы дрон. Но, вот три попытки с разного ракурса.





Не впечатляет? Согласен. Вживую следует смотреть.

Вовнутрь мы не зашли. И не столь из-за вездесущей жабы, сколь из-за нескольких часов, надобных для стояния в очередях – с начала в кассу, а потом в ожидании входа. Так что на понедельник, кроме раннего посещения базара, мы запланировали внешний осмотр Саграда-Фамилиа, благо до храма всего десять минут хода, потом променад по Диагонали, выход к морю, прогулку по пляжу и неспешное возвращение домой.
Пошли мы по Диагонали.



Дошли до заковыристого пересечения Диагонали с Меридианом. И там, на площади Глориес стоит недавно построенная, не побоюсь этого слова, фаллическая башня Агбар.



У этого гигантского, гм, огурца, мы решили не продолжать поход по Диагонали, а направиться к морю. Хоть у нас и была карта, путь оказался не простым. На много улиц к югу сплошной бардак! Сносятся старые дома, типа того, в котором мы жили, и строятся многоэтажные отели, офисы, паркинги, НИИ, склады и здания непонятного назначения, короче, инновационный район №22, а вот кофейню нашли только на Марине, улице ведущей к морю от Саграда-Фамилиа. Для этого прошли версты три, не менее.
Заметим, что Барселона заполонена мотороллерами и мопедами. Велосипедов и самокатов поменьше, но тоже немало. Вот типичная картина.



А вот ещё нечто типичное: как яблони-груши на Калининградщине, на Барселонщине растут цитрусовые.



В конце концов, дошли до двух башен, построенных к Олимпиаде-92, с первого взгляда прозванных мной Тфа Тоферса, и прошли промеж тоферсов на пляж.







Море, (не)кстати, весьма прохладное.

Поскольку мы забыли ключ от дома, а Марта ушла на антимонархическую манифестацию на площади Каталонии, мы дожидались её до полдесятого вечера, изрядно изучив окрестности. По её рассказу никаких стычек с полицией в тот день не было, только многочасовые кричалки, типа, нам не надо короля, тра-ля-ля и тру-ля-ля – ведь именно в эти дни в Барселоне побывал Филипп Иванович Бурбонов с дочкой Элеонорой Филипповной, по совместительству принцессой Каталонской.

День четвёртый

Во вторник, последний из описываемых сегодня дней, мы порешили посетить парк Гуэля (Parc Güell), произносимый Мартой не иначе, как парк Хуэй. Естественно, заново вышли на Пасеч, к уже прекрасно знакомой, так сказать, хазе.



Но свернули не налево к морю, а направо в горы. По пути увидели ещё пару зданий Гауди, вот одно из них – хаза Висенса.



О парке, Хуэе и Гауди рассказывать не стану. Читайте сами, да хоть в той же педии. Вот несколько снимков





Притомившись, присел я на пенёк и съел пирожок выпить пивка чтоб. A propos, о пиве. В отличие от моего прошлого приезда пятнадцать лет назад, когда, попробовав довольно пакостную Эстреллу, я, к стыду своему, перешёл на “Хайнекен”, пиво без вкуса и запаха, нынче пиво стало заметно лучше, например, то, что у меня сейчас на фото. Отрадно, что малая тара, по которой я так скучаю в России, тут продаётся везде. Да, а зачем я супружницу попросил сделать этот снимок? – спросите вы. Так дело в его названии. “Сан Мигель”, сиречь Святой Михаил. Вы, други мои, можете представить себе в России пиво, названное в память Святого Архангела и Архистратига Михаила? Я не могу. А тут без всяких церемоний, раз – и готово.



Подъём идёт по спирали и сверху можно увидеть весь город – Саграда-Фамилия, огурец, тфа тоферса и прочее.






Так и хочется подпеть Фредди-Фаруху Меркурьеву:

Barcelona – such a beautiful horizon
Barcelona – like a jewel in the sun

А потом. Потом мы… Да проще привести отрывок из предыдущего отчёта:

спускаясь из парка, мы почувствовали, что пора бы уже подкрепиться, и зашли в заведение на улице Эскориал под незамысловатым названием Cent vint-i-nou (ибо в доме под нумером 129 оно расположено). А как можно было не зайти, коли тамошнее меню есть и на российской мове. И какое замечательное меню!




Ну, про этот обед вы, поди, уже знаете, а ежели чудом умудрились не знать, то читайте в моей заметке «Свиная свинина, покрытая утюгом, или повесть о том, как я скальпель съел» https://sezonoj.livejournal.com/96480.html

Ну, такие вот меню бывают. К счастью, не все. Вечерком нас пригласили в ближайший центр искусств (типа ДК) арии петь посидеть с коллегами по социуму. Это никакое не общество или клуб, просто люди знающие эсперанто в этом районе решили по вторникам там в буфетной зале без всякой повестки дня потусоваться, выпить-закусить, и иноземцев тоже приглашают для оживляжа. За прочими столами другие компании сидят. К чему это я? Да, меню. Вот пример меню на эсперанто. Ошибочки есть, ибо его кто-то из не шибко знающих язык энтузиастов перевёл, однако же, там всё ясно и понятно.



Рядом со мной биохимик, как и наш сын, по имени Jesús, каталанское производное которого вогнало меня в ступор. Он мило улыбнулся, и в ответ на моё Aleksandro скромно ответил … Чушь! Оказывается так звучит Chus, используемый наряду с Suso. А точнее Чущ (мягкий знак не ставлю, ибо имя мужское).



Общее фото, на котором изображены те, кто был там на этот момент. Состав группы менялся, кто-то подходил на минутку, здоровался и сразу уходил, кто-то, как мы, всё время просидел. Да, дама, сидящая на заднем плане в чёрной майке с надписью Esperanto, наша шефиня Марта.



Всё на сегодня. Окончание следует. Когда? Не знаю пока. Нужно ноябрьский нумер журнала ваять, но попробую.

Свиная свинина, покрытая утюгом, или повесть о том, как я скальпель съел

В день предшествующий юбилею мы таки сподобились посетить знаменитый барселонский парк Гуэля. О нём я напишу в сводном отчёте, а сегодня лишь о том, как, спускаясь из парка, мы почувствовали, что пора бы уже подкрепиться, и зашли в заведение на улице Эскориал под незамысловатым названием Cent vint-i-nou (ибо в доме под нумером 129 оно расположено). А как можно было не зайти, коли тамошнее меню есть и на российской мове. И какое замечательное меню!



Галина Романовна выбрала себе свиноводство в духовке, а я – свиную скальпель с картохой, убоявшись такого чудища, как покрытая утюгом свиная свинина. Кстати, это второе блюдо, а на первое в комплексном обеде полагается выбрать из списка суп или салат. Подумав, что неплохо бы горяченького похлебать, выбрали мы лапшу с рыбой, подумав, что под этим скрывается уха. И ошиблись. Оказалось что это морепродукты с гарниром, некогда известным у нас, как «вермишель по-грузински», то есть блюдо второе!



Откушав два этих блюда, запитые невероятно быстро принесённым вином, скушали десерт.



770 рублей за такой обед в туристическом городе – вполне по-божески. А ежели вам шибко любопытно, что скрывается под свиной покрытой утюгом свининой, то вот меню и на английском. Да, мой скальпель, это просто эскалоп.



Bon appétit!


Юбилей на авеню Мистраля



Сегодня днём мы возвернулись из солнечной Барселоны, где отметили юбилей Галины моей Романовны kaweczka. Фотоотчёт скоро появится в жэжке, а пока вот сам торжественный момент. Кстати, сейчас у нас на столе такая же бутылочка Sangre de Toro, которой мы запивали паэлью в ресторанчике Mesón Mistral, на улице, названной в честь этого лауреата литературной нобельки.

А что это мы взяли не по бокалу а целую бутылку? Так ведь шестого ноября родилась ещё и Татьяна моя Александровнаtats_cats, да и совсем нам не чужой дедушко Билл (Олд), в отличие от провансальского пиита ту самую премию таки не получивший.

Нормальные герои всегда идут в обход!



Не так давно, описывая наше июньское странствие на восток (в Ковну) через запад (Элблонг) https://sezonoj.livejournal.com/94866.html, я уже вспоминал вынесенную в заголовок строчку незатейливой песенки из «Айболита-66». А в сентябре мы поступили ещё более замысловато, съездив в любимый юго-западный Познань через восточную и немного северную, но не менее любимую Ковну! Карта вам, голубчики, в помощь (синий - автобус, красный - поезд).

«А с чего вам в башку втемяшилась такая блажь?», – спросите вы. И вовсе никакая не блажь, а нужда. Дело в том, что в Познань мы ехали, как всегда в сентябре, по делу – сессия в универе и эсперантская тусовка Арконес (ARtaj KONfrontoj en ESperanto). И на оба этих действа нам нужны были наши книги. Печатаются они, как вам, други мои, известно, в Ковне, вот и нужно было нам спервоначала направиться на восток, в Литву.

В обход идти, понятно, не очень-то легко,
Не очень-то приятно, и очень далеко!

Вечером 17-го сентября, во вторник мы сели в минский автобус и, проехав 260 км и простояв полтора часа на границе, в три часа ночи прибыли в бывшую литовскую столицу.

Побухали с Глебушкой. Отдохнули. Пошли на почту по Ласухе (Laisvės alėja), с удовольствием отметив, что её ремонт, наконец-то, близок к завершению, отправили всё что нужно, полакомились известно чем в легендарной ещё советской спургосной. Наконец, взяли книги, зачем сюда и приехали.



Обедали с Егоровым. Уже не первый раз, в РеПУБлике. Всё отменно, окромя отсутствия «Старки». И тоже не в первый раз у них такое.





Упаковались. Отдохнули. Ночью двинули автобусом в Белосток. Ещё 247 км. И два с лишним часа ждать поезд на холодрыге рядом с ремонтируемым вокзалом.



Хорошо, что Польша, это не Россия и не Литва, и склеп «Алкоголи 24» помог скрасить ожидание, да и рядом с вокзалом нашлась халабуда, где можно было присесть и немного согреться. Ровно в пять часов утра сели на поезд и, одолев за шесть часов ещё 489 км, в одиннадцать были в Познани. Итого 996 км.
996 километров, Карл! От Кёнига до Позена.
Крюк больше полтыщи вёрст.
И всё лишь ради того, чтобы привезти пару пачек книг. А ещё думалось, продадим ли, не пролететь бы?

Вписались, как завсегда, в гостиничную часть универовской общаги Ёвита, известной всем по вечной рекламе аккумуляторов наверху (ещё осьмнадцать лет назад местные ребята сообщили, что реклама эта завсегда там была).



Отдохнули, пообедали в тамошней столовке. Одначе журек был на мой вкус пересолен. Купили хавку и бухло на ужин и… И труба зовёт. И даже два раза зовёт. В четверг у меня во второй половине дня две лекции для разношёрстной группы преподавателей.







Мексиканцам утром было время отправляться на свою солнечную родину, и они попросили разрешения сфотаться с русским профессором до окончания курса. Профессор не возражал. Он невероятно добр.



Ежели для будущих преподов мой предмет нужон разве что для общего развития, и читаю его я токмо в половинном объёме, то студни-постдипломники, прослушали на зимней сессии (про февральскую поездку читай тут https://sezonoj.livejournal.com/93680.html) полный курс (точнее полный «краткий курс») и сейчас должны были сдавать экзамен, ну и курсовую написать. Из десяти нынешних студней в Познань приехали восьмеро. Я разбил их на четыре пары. Первыми отвечали немец с бразильцем.



Потом китаянка и русский.



И затем все остальные. Опосля экзамена Галина Романовна сделала фото на память. Занятно, что все студни из разных стран! Слева направо: Китай, Франция, Испания, США, в серёдке я, Корея, Россия, Германия и Бразилия.



Тяжёлый выдался четверг. После двух ночей в автобусах, после лекций и экзамена оставалось лишь покемарить у телика за минисериальчиком про Гоголя с бухлом и разными закусками, благо посуда в номере имелась. В пятницу было полегче. Всего-то три лекции для преподов во второй половине дня, так что нашлось время для прогулки.



Потешное сочетание вывесок.



Пока Г. Р. на центральной площади пила кофей с барскими жамочками, мимо прошагала шумная колонна экопротестующих.



Ещё одна пияльня вутки и пива, в которую захожу каждый раз, как бываю в Познани. На Вроцлавской.







А в «Пролетариат», что напротив пияльни, я больше ни ногой. Коштовато стало. Za drogo, так сказать.



По причине постного дня (пятница) отобедали по-вегетариянски в китайском заведении. Дочитал до конца мало кому нужный курс истории (мне-то он нужен, сами, поди, знаете для чего!).

Вечером началась эсперантская тусовка. Мы часик посидели, о делах наших скорбных покалякали… Да, рядом со мной не кто иной, как профессор Франсуа Ло Жакомо, которого доселе я видел токмо раз, на нашем первом конгрессе летом 1983-го года в Будапеште. Франсуа, некогда под руководством самого Андре Мартине защитивший докторскую о развитии эсперанто, недавно вышел на пенсию и заделался секретарём Академии эсперанто.



Суббота самый важный день на Арконесе. В полдень мы с Иштваном Эртлом устроили презентацию нашей хрестоматии.



А затем при помощи Расса Уильямза провели литературную викторину, в которой, к нашему вящему удовольствию, победил «наш студент» Илья, которому год назад лишь одного голоса не хватило до победы в викторине по истории. Что же, награда таки нашла героя!





Утомительно мне голым плясать презентации да викторины проводить и книготорговлей заниматься, так что приходится время от времени подкреплять слабеющие силы глотком-другим виски. То с Галиной моей Романовной, то с товарищем Генрихом из Силезии, большим любителем всего советского и российского и знатоком русского языка.





Вечерних мероприятий с песнопениями я на тусовках на дух не переношу, и, выпив несколько стаканчиков традиционной медовухи, мы с супружницей пошли гулять по вечернему городу. Практически все заведения, а на площади и окрестных улицах их несколько дюжин, битком набиты. Трезвых почти нет, но и пьяных немного. Все немного навеселе, сыты, довольны, короче – лепота!







Мы заранее порешили, куда пойдём – в чешское заведение Pyšná Chalupa. Не без труда найдя места (не столик, это слишком сложно) за одним из столиков, прекрасно поужинали традиционным чешским гуляшом и кнедликами, запивая это великолепие отменным крушовицким пивом! Извольте заметить, пиво резаное, что в Польше, как и в России, далеко не везде бывает!



В воскресенье с утра мы реализовали последние экземпляры хрестоматии и энциклоПУДии и, не задерживаясь более, снова отправились в центр. Тем временем потеплело, и супружница моя решила отведать местных лёдов, то бишь, мороженого. Вкусно, наверное…



Но вутка таки вкуснее. Другая пияльня, но интерьер в том же стиле.И ассортимент аналогичный.



Тут и Г. Р. решила подкрепиться. В блинной «Граммофон» (ссылка), кстати, жаль, что старое доброе слово налистники почти что исчезло из русского языка, а «граммофон» по-польски с одной «м» пишется, как и gramatyka, даром что взято из греческого.



Но ужель в сей блинной толкмо блинчики да налистники? Нет, конечно, тут можно пропустить и пару стаканчиков вина, что я и сделал.



Кстати о вине. Пусть замечательным призывом «Береги воду, пей вино!», которому я стремлюсь следовать в силу моих скромных возможностей, завершится сегодняшняя фотоподборка.



Фотоподборка, но отнюдь не моё повествование.

Обратно мы добирались самым кратким путём: скорым до Тчева (280 км), затем пригородным до Эльблонга (47 км) и автобусом до Кёнига (109 км); и казалось, что по сравнению с 996-километровым анабасисом предстоящее 436-километровое возвращение пройдёт быстро и приятно. И, действительно, это нам только казалось.

Утро понедельника не предвещало ничего дурного, да и настроение заметно поднялось после посещения кассы ректората. Практически налегке (книги таки проданы!) пришли на вокзал, сели в поезд. Настало время отправления. Прошло пять минут. Сидим. Десять минут. Сидим… Через квадранс забеспокоились. И не только мы. Оказывается, по какой-то причине задержался поезд с юга Польши, а на нём ехали те, у которых были билеты через Познань на север, и по правилам системы «Интерсити» они всенепременно должны пересесть – даже если их несколько человек, пяти сотням пассажиров остаётся лишь сетовать на судьбу.

Задержка вышла больше часа, что для нас критично, в запасе в Тчеве было чуть больше часа. Обратились к начальнику, который нам растолковал, мол, мы «Интерсити», а у вас далее билет на «Регио», которому на наши проблемы наплевать. Действительно, позвонил он, куда следует, но безрезультатно. Прибыли мы в Тчев через четыре минуты после отправления нашего пригородного в Эльблонг. У нас осталось чуть больше часа до отправления нашего четырёхчасового автобуса из Эльбинга. С автовокзала рейсов туда нет совсем. Пошли к таксуфкам. Дешевле чем за 200 злотиков никто везти не соглашался, но 3300 рублей за 47 вёрст… Жаба задавила. Пообедали в Тчеве чем-то азиатским, дождались следующего поезда.

Ехали на авось, вдруг на шестичасовом из Эльблонга будут свободные места, что случается весьма редко. Но повезло, места таки нашлись. Более того, водила, большущее ему спасибо, не заставил нас обилетиться, хотя должен был, и взял нас в салон бесплатно. Так что всё, в конце концов, сложилось удачно. А в автобусе ещё с Виктором Шапиро встретились, но это уже другая история.

Кстати, сегодня снова решали заморочки с транспортом. Послезавтра летим из Варшавы в Барселону отметить юбилей Галины Романовны, ну и паэлью сангрией позапивать. На самолётку билеты купили давно, а вот с автобусами и поездами в Польшу и обратно проблемы. Однако ж всё, вроде, разрешилось. Если, конечно, снова не встретятся нам на пути засады.

Автор почти всех фот Галина Романовна, а ещё П. Фишер-Котовски, М. Кубицка и М. Мартинес Маттеос. Всем мерси!

Собралось гостей со всех волостей: История в шести частях



Как жил я последние годы? Тихо-мирно, почитай, никого не видел, нередко по паре месяцев токмо с супружницей и сыном разговаривал. (Ответы на вопрос «есть ли мелочь?» на кассе за разговоры не считаю.) А как наш Лёха в первопрестольную подался, так и я вовсе лишь с Галиной моей Романовной общаюсь, как было, к примеру, с февраля, не считая двух поездок в Литву, о коих я уже перед вами, други мои, в полной мере отчитался.

Однако же нынешнее лето стало исключением. Можно сказать, что зачастили к нам гости. Три раза из Москвы, два из Литвы, и раз из Неметчины. Стану придерживаться хронологии.

1. Юбиляр Алексей Александрович

В завершении описания нашего пребывания на Невеже (https://sezonoj.livejournal.com/95182.html) я упомянул, как мы 12-го июля отмечали тридцатилетие сына. Без него. Лёха же для празднования этого события (и по визовым делам) приехал на недельку в столицу Калининградщины, и мы, вернувшись утречком 14-го, не могли не заметить на фатере последствия этого стихийного бедcтвия торжества.

А через денёк встретились и с его (торжества) виновником, посвятившем немало времени посещению друзей. А потом встретились ещё и в Зелике, отведав превосходного глинтвейна, о котором я уже не раз писал.





А ещё Лёха сделал фото по случаю присуждения нам некой забугорной премии за написание книги, с которой мы запечатлены.



Остальные же гости побывали у нас в августе

2. Столичная штучка на диком западе России

Первая из августовских гостей – Оксана Юрьевна, или просто Ксюха, с которой мы знакомы больше четверти века. Много раз мы пользовались её гостеприимством, особенно в 1990-е годы, когда мы на Урале с переменным успехом пытались заниматься туризмом. Наконец, и она приехала на Калининградщину, кстати, не впервые, мы с ней и Валентином Викторовичем, который, думаю, эти строки прочтёт, были в здешних местах летом 1995-го года, по пути на литературную тусовку в Гданьск (и на обратной дороге тоже) и тогда они даже с самим Аленом Крисом познакомились.

В Зелике быть – глинтвейн пить. И Ксюхе этого не удалось избежать.



Глинтвейн – дело обычное, а вот посидеть на самой знаменитой скамейке зеленоградского променада даже нам самим удалось лишь раза два-три, а тут она свободна оказалась. Везёт же столичным гостям!



Это Светлогорск-Раушен и традиционный снимок в начале центральной лестницы. За нами те самые солнечные часы, занесённые то ли в Красную книгу, то ли в книгу Гиннеса, короче, они чем-то знамениты, но по лености своей гуглить не стану, смотрите сами.



Впрочем, что значит «традиционный»? У нас есть своя традиция при посещении града светлых гор, а именно, кёнигсбергские клопсы в, не побоюсь этого слова, легендарной кафешке «Ветерок». Главное блюдо Восточной Пруссии в малоприглядном советском заведении? Таки да! И как тут не принять известную всем позу Korzhenkoff-style…





Сумрачный лес на Куршской Косе (типа, свой жизни путь пройдя до середины…).



под конец недельного пребывания Ксюхи, мы втроём попили пенного в «Геркулесе», где девочкам предлагаются соломинки для пива – наша столичная гостья впервые столкнулась с таким обычаем, собственно, предохраняющем края бокала от ядовитой дамской помады. Ну и поза, ловите!







3. Трое из Ковны

Пока наша масковская дама отдыхала в Зелике, купалась да ездила на экскурсии, мы вернулись в Кёниг, куда через пару дней приехала делегация из Ковны – Глебушкина супружница Валентина и их наследники: Настя и Кирилл. Ежели с Глебушкой мы знакомы ещё с 1990-го года, когда он приехал в Свердловск и даже поступил в местный универ, то с Валей мы познакомились лишь в 2002-м или в 2003-м году, уже в Ковне.

И не подсчитать, сколько раз мы останавливались у них в Ковне, а вот они бывают у нас редко. Но в этот раз решились, ведь для жителей ЕС визы в Калининград с 1-го января стали бесплатными, чем семейство и воспользовалось, сэкономив немало евриков.





Снова Зелик, где евросоюзовские гости сменили Оксану Юрьну, перебравшуюся к нам в Кёниг. Во-первых, конечно, наш пляж.





Кошачьи примочки, разбросанные по всему городу, заинтересовали Настю. Кажется, на суровой Ковянщине таковых нет.



4. Местный житель Вернер

Ежели мы на Калининградщине однозначно понаехавшие, то Вернер Пфенниг самый что ни на есть местный житель. Родился он во время войны на самом востоке Восточной Пруссии, и в 1944-м был благополучно вывезен оттуда. Уже не раз Вернер со своей фрау Брунхильдой приезжает в тургруппе из Нойбранденбурга на родину и не забывает встретиться с нами. (Впрочем, последний раз мы встречались в декабре прошлого года в Берлине https://sezonoj.livejournal.com/93303.html.) Мы про фотоаппарат успешно забыли, так что вот три фотки из Зелика, сделанные телефоном Вернера.







5. Легендарная Люся

На своей первой летней эсперантской тусовке я побывал в августе 1977-го года на прекрасном уральском озере Тургояк. Тогда на этой жемчужине Урала зажигала Люся Новикова и другие миасские девчёнки. Легенда однако… Но через пару лет Люся перебралась с Урала в Москву, и встречались мы редко. А тут Люся приехала поправить здоровьишко в санаторий, что в Отрадном. Само собой, решили встретиться. Вначале, в Зелике, а потом она пару раз переночевала у нас в Кёниге, решив съездить с Галиной моей Романовной в Гданьск.

Ясен перец, я в тылу нужнее, так что описать их день не берусь, вижу лишь, что там они встретились с Ядвигой-Ягодой, с которой я познакомился ещё в прошлом веке, на уже упомянутой литературной тусне в Гданьске.

На первой фоте Ягода с Люсей.



Галина Романовна развлекается (ессно, лишь свершив все важные дела, из-за которых она в бывший вольный град ездила).







Вижу, Люся решила журека похлебать – похвально! И я б не отказался.



А с Люсей сфоткаться нам не суждено было. Как-то забыли, вот только она нас в Зелике увековечила. Мерси!



6. И, наконец, Оля из Вильны

Пошто, наконец? Дык она последняя из наших летних гостей. Впрочем, даже не летняя, а сентябрьская. Хотя – тут вам не здесь, и сентябрь на Калининградщине месяц более летний, чем август на моей родине, на Урале.

С Олей Строевой мы познакомились почти сразу после переезда, когда она вместе с другими активистами славного виленского молодёжного клуба Juneco приехала на нашу первую здешнюю тусовку, помпезно названную «Балтийским форумом». Ну а сейчас Оля быстренько сориентировалась и по бесплатной электронной визе прикатила из столицы Литвы к своей сестре в столицу Калининградщины. Несколько часов посидели у нас дома, поболтали. Ну, выпили по рюмке, как без этого.





Жду откликов, в том числе и от гостей. В следующий раз напишу про очередную поездку в Познань, фоты ужо готовы.

Вам, любезный моему сердцу читатель, сообщаю, что после достижения фотками суммарного объёма 1 гиг, я в жэжке ничего разместить не мог. Точнее, смог бы, если бы мой “социальный капитал” составил хотя бы 10 баллов, тогда и место под фоты выросло бы впятеро, как было в прошлый раз. Но для этого нужно, чтобы другие жэжщики и прочие мои (по)читатели мои записи комментировали и лайкали. На сей раз, жалея время потраченное вы выбор и обработку фоток, несмотря на давление жабы на месяц оплатил профтариф, однако такие расходы мне ни к чему. Так что активнее читайте и комментируйте мои фотоотчёты и жмите на сердечко внизу оных. Намёк поняли?

Вспоминая недавнее прошлое: 1. Три года назад в Клайпеде



Ежели вы, голубчики, отслеживаете этот журнал, вам должно быть ведомо, что из-за непомерной занятости в связи с подготовкой к печати нашего энциклопедического словаря, с лета 16-го по февраль 18-го года записи в моей жэжке делались урывками и бессистемно, и что во время оно я обещал когда-нить осветить наиболее занятные события недавнего прошлого, например поездки в Клайпеду (2016), Ессентуки (2016) и Роттердам (2017).

И вот, удрав в понедельник из столицы Калининградщины, оккупированной тысячами шумных футбольных фанатов, я нашёл убежище в спокойном, а, точнее, успокоившемся после субботнего дня города и воскресного Тур-де-Кранца, и уютном Зелёном городе, где сегодня, с урчанием схомячив последнюю порцию пятидневного борща (мой любимый борщ четырёхдневный, но и на пятый день он прекрасен), виртуозно сготовленного Галиной моей Романовной, ныне находящейся на своей родине в Акмолинске, Целинограде, Акмоле, Астане Нурсултане, и выкушав при этом грамм двести беларусской водчонки, решил я, в силу последнего обстоятельства, ничем сурьёзным боле не заниматься, сел я свою Zeitmaschine, то бишь, нашёл на старом компе ещё летом отобранные, но так и не размещённые клайпедские фоты, и написал краткие объяснения.

Впрочем, напомню ещё о том, что была у нас с супружницей этакая традиция: езживать в конце лета али в начале осени в Литву, для открытия визы, надобной мне для сентябрьской поездки в Познань. Впрочем, какого рожна я тут распинаюсь? Об этой теме я уже писал в 13-м https://sezonoj.livejournal.com/51812.html и 15-году https://sezonoj.livejournal.com/69673.html, когда мы ездили в Ниду. Но три года назад, в сентябре 16-го года мы таки порешили съездить не в Ниду, а подале, в Клайпеду, где мы не были больше десятка лет.



Ровно три года разад, отправившись поутру на автобусе из Кёнига, мы резво доехали до Зелика, где тогда ещё не был достроен наш дом, сданный весной 17-го, мы выехали на длинную, почти стокилометровую Куршскую косу и, по пути пересекши границу с Литвой и, ясен пень, зайдя там в дьютик, через три с небольшим часа после отправления добрались до пролива, соединяющего Куршский залив с Балтийским морем, и пересекли его на пароме вместе с автобусом. Итого – 130 вёрст.

Для большей ясности, вот карта, где видна северная оконечность косы и две паромных переправы в солнечную Клайпеду, первая для автотранспорта, а вторая для безлошадных граждан.



Про запутанную историю города, ранее известного как Мемель, писать не стану, ежели кому интересно, погуглите и найдёте.
Поначалу гляньте несколько фот с утренней прогулки по городу.






Нагуляв изрядный аппетит и отринув желание зайти в дешёвую обжорку на базаре, пообедали цепеллинчиками в недурном заведеньице “Forto dvaras” в самом центре Мемеля. Ну и как тут не принять позу, широко известную в узких кругах как Корженкофф стайл.




Опосля трапезы продолжили прогулку.









Последнее фото сделано на реке Данес, впадающей в пролив, где расположен причал пассажирского парома. Ну, знать не знаю, по какой тайной причине обратно невозможно вернуться на том пароме, где мы въезжали, однако купили мы билетики и пересекли пролив в обратном направлении уже на пассажирском пароме.




Выйдя на косе и дождавшись нашего автобуса, покатили домой. А на границе нас встречали не только погранцы с таможней, но и рыжие создания, что кормятся тут от ожидающих дозволения следовать дальше туристов.





В следующий раз, наверное, как минет ровно три года с тех пор, размещу фоты о нашем октябрьском в 2016 году лечении на Северном Кавказе, а ещё постараюсь кратенько написать о столичных и иноземных гостях, побывавших в последние недели на Калининградщине.